Интервью со звездами

Наталия Ворона

Наталия Ворона

Собака – это душа

 
Наша героиня – человек публичный. Но так уж сложилось, что Наталия Ворона более известна как фотомодель, общественный деятель и светская львица. И не многие знают, что Наташа – политолог, у нее – два высших образования и свободное владение четырьмя языками. Внутренний духовный мир этой удивительной женщины был многие годы закрыт для посторонних глаз. Она не давала интервью, не мелькала не телеэкранах, не участвовала в ток-шоу. А вот для журнала «ЗооДруг» Наталия сделала исключение. Наверное, потому что очень любит свою семью, в составе которой, в качестве полноправных членов, лабрадор Сахар, шотландский великан кот Ричард, беспородная, но весьма вальяжная кошка Грета, конь Брем. Вот о них – людях и животных – мы и поговорили с Наталией

- Прежде чем перейти к главной теме, хотелось бы познакомиться с нашей героиней поближе. Наталия, вы – личность публичная, и в СМИ мы нашли массу противоречивой информации, характеризующей вас, так сказать, с внешней стороны… - Давайте сразу определимся, что означает быть публичным человеком. Ведь это не связано только с частыми показами в обществе – так сказать, на публике. Просто эти люди чем-то отличаются от остальных в сути своей. Это понятие зачастую трактуется некорректно. Публичный человек не играет на публику, но имеет определенный вес среди таких же состоявшихся личностей. Этим публичность и отличается от известности. Но все время приходится находиться в сфере пристального внимания. - Тогда могу предположить, что имиджем фотомодели и светской красавицы вы защищаете свой главный приоритет – семью. - Так было, так есть и так будет всегда. И в нее входят и люди, и животные. Причем люди – не только те, кто проживает со мною на одной жилплощади, но и те, кто составляет мою жизнь, люди, близкие мне по духу и по крови. Это и мои родители, и мой сын Нестор, и мой брат со своей семьей, и мои близкие родственники, и те люди, которые как бы определяют мою биографию: мой бывший муж – отец моего сына, и его семья, и все те, кто шел со мною по жизни в определенные периоды. И своей главной заслугой считаю то, что удалось сохранить общение со всеми. Мои животные – тоже члены нашей большой семьи. Причем появление каждого из них не случайно. У каждого есть своя история, и это показательно. Ведь они приходят в нашу жизнь с определенной миссией и берут на себя конкретную нагрузку. Они определяют и поддерживают мое настроение, и даже, в некоторой степени, физическое состояние. Так что они – полноправные члены нашей семьи. - Давайте познакомимся с ними поближе. О Сахаре, прекрасном итальянском лабрадоре, пишут много. А вот кошки как-то незаслуженно оказались в тени. - О, они заслуживают, чтобы о них знали. Например, у Греты – интереснейшая история. В 2005 году, после возвращения из Рима, уже живя в Киеве, мы по старой семейной традиции поехали на праздник Пасхи на мою вотчину, в Сваляву, откуда родом моя мама, туда, где жила тогда моя бабушка, и где – множество моих родственников. Ведь во мне смешались и венгерская, и словацкая, и сербская, и хорватская крови. Наверное, отсюда и моя личностная многогранность. Но вернемся к Грете. Мой сын Нестор с самого раннего детства проявлял какую-то удивительную любовь к животным. Не боялся подойти к любой, пусть крупной, незнакомой собаке, кошке, погладить ее, поговорить. Вот такой он добрый открытый парень. И вот, во время нашего пребывания там, у маминой тети окотилась кошка, родилось двое котят. Они сразу же получили имена – Матильда и Грета. Нестор принес малышек к бабушке, вот Грета и осталась. Она хоть формально и беспородная, я считаю ее дворянкой – манеры у нее уж очень изысканные, изящная осанка, величественный взгляд. Периодически она проявляет доминирование, хотя обычно она очень нежна и заботлива. Сахара она вылизывает, как своего котенка-переростка. Грета прожила у бабушки три года. И когда бабушки не стало, кошка переехала к нам, в Киев. И привезла с собой какую-то частичку бабушкиной души. Когда она смотрит пристально мне в глаза, я ощущаю на себе взгляд моей бабушки. Кто бы мне что ни говорил, но я чувствую, что через Грету она меня оберегает. Ведь кошки вообще берут на себя роль хранителя семейного очага и благополучия. А когда я плохо себя чувствую или в жизни случаются какие-то неурядицы, Грета приходит из своей резиденции – большого отапливаемого балкона – и ластится, мурлычет, лечит экстрасенсорикой, снимает отрицательную энергетику. Я очень тонко чувствую любую энергетику, она есть у всех, даже у растений. И если у людей в доме нет ни цветов, ни животных, меня это настораживает. Если человек вырос в условиях вакуума, он настроен только потреблять, а не взаимодействовать. Я мало чего боюсь, но от таких людей стараюсь держаться подальше – они тяжелы и в общении, и в жизни. - Кошки живут у многих людей, а лечат не всех. - Это потому, что формальное присутствие в доме кошки отнюдь не означает, что хозяева живут с нею одной жизнью. Это может быть дань моде или спасение от одиночества. Но и в этом есть заблуждение. Чтобы спастись от одиночества, надо начинать с самого себя, а не покупать дорогущего котенка. Без жизненного единения и взаимодействия никакой взаимопомощи быть не может. Первоначальный посыл должен идти от тебя – ведь ты более совершенный организм. Так что надо начинать с себя, а не ждать, чтобы животное качественно улучшило твою жизнь. - То есть общение с природой наполняет человека позитивной энергией? - Конечно. Но если человек создает такое общение, что все работает на него, а он только потребляет, не умея отдавать, происходит накопление, которое потом перерастает в болезни, стрессы, злоупотребление алкоголем и прочие губительные пристрастия, проблемы в личной жизни. И потом он удивляется: «Откуда? И почему именно мне?». Но вернемся к Грете. Когда она вошла в нашу жизнь, я поняла: она – особенная. У нас на тот момент уже жил Сахар, но кошка заняла свое, очень значимое место в жизни семьи. - А какая история у Ричарда? - Я никогда не покупала себе друзей. Считаю, что они должны приходить в нашу жизнь сами, со своей историей. Они сами выбирают нас. Приходят в дом, где они действительно нужны. Например, щенок приползает под дверь семьи, где есть дети, и его принимают, и он становится другом. Он идет именно туда, где его примут таким, какой он есть, где не гонятся за громкими родословными. А это говорит о высокой духовности этих людей. Для меня животные – это не дань моде, а отражение чувственного состояния. Так вот, Ричарда подарили в 2008 году моему близкому другу, с которым у нас были длительные отношения. Подарили ко дню рождения, но в неподходящий момент – он был все время в разъездах, я часто ездила в Закарпатье (моя бабушка уже была прикована к постели). Котенок оказался как бы не у дел. Но ведь кто-то же должен не только накормить, но и приласкать, поговорить. Я старалась дать ему эту опеку максимально. И когда мы расстались с моим другом, кот остался жить со мною. Он выбрал меня, раз так случилось. Значит, Ричард пришел ко мне через определенный выбор. Я им очень дорожу, и он – тоже член моей семьи. Изредка он пытается показать Грете свое верховенство, даже притеснить. Но она, как настоящая женщина, сумела сложить ситуацию. Выработалась своеобразная ролевая игра – кто значимее. Ричард на Грету лапу кладет, ушко вылижет, она же раздраженно сбросит ее. Ну, точно женщина, сбрасывающая с плеча мужскую руку. За ними понаблюдать – можно книгу писать о человеческих отношениях. Ведь они – суть аналогичны: те же инстинкты, те же проявления. И наличие человеческого интеллекта здесь уже роли не играет. А заканчиваются эти ролевые игры все равно примирением – они ложатся друг напротив друга и смотрят в глаза. Наблюдать за этим можно часами. - Создается впечатление, что они любят друг друга… - Физической любви там быть не может, они оба стерилизованы. Но духовная связь явно присутствует. Они вместе сканируют пришедших в дом людей, долго изучая чужаков. Их решение для меня – как лакмусовая бумажка. По поведению Греты я могу судить, насколько моя интуиция еще в форме. И очень ценю их помощь. - Раз уж так они компетентны в вопросах общения, можно ли идентифицировать общение человека с человеком и человека с животным? - Можно, но есть одно принципиальное различие. Человеческое слово имеет огромную силу, это отражение состояния души. Оно может как восстановить, так и разрушить. И человек, который лечит, должен осознавать ответственность за те слова, которые он при этом произносит. Общение же наше с животными – сенсорное. Включается сенсорика и обмен энергетикой. И здесь слов не нужно. Именно это и дает лечебный эффект. Прибавьте иглотерапию, когда кошка нежно прикасается коготками в определенных точках. Вот отсюда – эффект чистого общения и лечения одновременно. - Раз уж мы заговорили о лечении, расскажите о классическом докторе-иппотерапевте. У вас ведь есть конь по имени Брем. - Первое и самое важное мое наблюдение – лошадь влюбляется в своего хозяина. Она очень требовательна и чувственна. Поэтому за нею необходимо ухаживать собственными ручками – вычесывать, чистить, угощать. Чувствуя заботу и нежность, она пойдет на энергетический взаимообмен. Мой Брем – вообще уникум. Ахалтекинец вороной масти с васильковыми глазами. Красота этой породы стала легендой, как и их преданность. Если с хозяином что-то случается, конь умирает – он не может вынести разлуки. А грациозность тонких изящных ног и удлиненной головы можно сравнить лишь с музыкой Моцарта или цветком орхидеи. При этом ахалтеки – страстные любвеобильные кони. И завоевать их доверие и любовь – это высший пилотаж для наездника, потому что восточный характер этой лошади не терпит ни малейшей фальши. И когда мой муж подарил мне ахалтекинца, это еще раз подчеркнуло эстетику наших отношений. Окружение красивой женщины должно быть прекрасным во всем – в отношениях, в окружении, в ощущениях. Тогда гармония будет полной, в том числе и в личной жизни. У меня это есть, и это дает мне возможность радоваться жизни. И быть благодарной ей. - Давайте не забудем и о Сахаре, тем более, что он подошел и как бы напомнил: «Вы обо мне тоже поговорите!». - Сахар мне даже ближе по духу, чем Брем. Возможно, потому что проживает со мною на одной территории. Возможно, потому что по интеллекту входит в первую десятку пород с самым высоким IQ. Он – настоящий итальянец, и даже по экстерьеру сильно отличается от украинских собак: мощная грудная клетка, вытянутая морда, раскосые глаза. Он производит впечатление более сильной, не мощной, а именно сильной собаки. Папа у него – чемпион Европы, а мама – чемпион Италии. Я хочу оставить у себя его сына и, надеюсь, это получится. Ветеринар уверил меня, что Сахар еще вполне способен стать папашей. Он – в отличной форме, потому что очень любимый и любящий. - Как вы относитесь к моде на определенных животных или на определенные породы? - Отрицательно, потому что мое отношение к животным идентично отношению к детям. Разве может быть мода на детей? Мой выбор породы лабрадор ретривер был обдуманным. Хотя формально Сахара подарил мой гражданский муж Каха Каладзе, и не столько мне, сколько Нестору. Но мы не стремились получить модную собачку, которую можно в сумочке носить с собою на светские рауты. Мы хотели друга, настоящего, умного, тонко чувствующего, и он у нас есть. И мода здесь ни при чем. Если же человеку по духу ближе чихуахуа или той-терьер, не вижу в этом ничего плохого. - Человек, тонко чувствующий животных, не может быть равнодушным или черствым. Вы занимаетесь благотворительностью? - Да, и стараюсь уделять этому больше времени. Это – потребность души. Знаете, кто много страдал, острее чувствует страдания других, особенно детей. И лазерная установка, которую удалось приобрести и подарить больнице Охматдет, надеюсь, облегчит кому-то жизнь. Моя семья вообще всегда занималась благотворительностью: помогали Дому малютки в Сваляве, где моя бабушка проработала более 20 лет. Ведь чужих детей не бывает. Наше общество формируется на уровне детского сознания, а не потребностей взрослых. Это мое внутреннее определение.

 

Текст: Инна Григорьева

© «Зоодруг» 2010-2017. Все права защищены.