Любовь ломает стереотипы

Любовь ломает стереотипы

Зоопарк – это варварство?

Большинство истинных друзей природы не признают ни зоопарков, ни передвижных зверинцев, ни цирков с животными априори. И основывается это убеждение на собственном опыте. Что мы видим в реальной жизни? Даже в самых крупных зоопарках страны животным далеко не всегда обеспечиваются комфортные условия, абсолютно природный рацион и обслуживание. Даже если повезет, и зоологический парк возглавит истинно любящий природу человек, ему все равно не дадут навести там порядок. Ведь очень удобно перепрофилировать, как сейчас модно говорить, финансовые потоки из бюджета организации в собственные карманы, и нечистые на руку и совесть чиновники этим пользуются. Тигры не расскажут, сколько мяса и витаминов они получили сегодня на обед. Недолюбленные и недокормленные, звери тихо угасают за ржавыми решетками на потеху равнодушно жующей чипсы толпе. Просто средневековое варварство какое-то. Поэтому те, кто любит животных и заботится о психическом здоровье своих детей, в зоопарках не бывают.

Невеселая картинка получилась? Так мы специально сделали этот набросок карандашом, чтобы уверить читателя, такого безобразия в зоопарке «XII месяцев» не увидите. Все с точностью до наоборот.

Однако узнали мы об этом позже. И пошла ломка стереотипов.

 

Они говорят с нами на одном языке

Мы приехали в зоопарк в пасмурный, холодный и ветреный день. Неуютно было на душе. Но работа есть работа, и Юля, администратор, встретившая нас, сразу повела к вольерам. И тут она упомянула, что основой коллекции стали звери, жившие дома у владельца зоопарка Михаила Александровича Пинчука. Услышав эту фамилию, я сразу вспомнила этого удивительного человека. Да и зоозащитники наверняка помнят громкое дело десятилетней давности: в СМИ появилась информация, что в охотхозяйстве под Малином в двухметровой клетке держат медведя, на котором за деньги тренируют охотничьих собак. Шум поднялся большой, но реальную помощь в спасении медведя оказал именно Михаил Александрович. Он выкупил зверя у хозяина, договорился с Олегом Зубковым, владельцем ялтинского зоопарка «Сказка», тот прислал специальный транспорт, и медведь уехал в Ялту.

То, что владелец по-настоящему любит животных, стало ясно с первых минут. Экскурсия началась с вольеров, где живут волки. У животных не просто просторные «квартиры». Каждая пара обитает в основном вольере, имеет свободный доступ в смежный, такой же по площади. А между ними еще и поменьше, служебный, так сказать, куда волки переходят на время уборки. Кстати, система сдвоенных вольеров не только у волков, а практически у всех животных.

Пара черных канадских волков – Акелла и Ракша – встретили нас дружелюбно. Точнее, общался с нами Акелла, а волчицы видно не было.

Волк обычно загоняет ее в логово, наверное, прячет от опасности, и сам принимает посетителей. Хотя и вдвоем их увидеть можно, пояснила Юля. – Это старожилы, а еще гиены, гепарды и орангутанги – они воспитывались нашим владельцем. С них и началась история зоопарка.

Я протянула руку, и Акелла внимательно обнюхал ее. А потом перевел взгляд на трубу, уходящую под углом в клетку.

Вы не удивляйтесь, такими совершенно безопасными приспособлениями для кормления животных оснащены все вольеры – и летние, и зимние. Покормить можно любого – от маленькой обезьянки до тигра и льва, улыбнулась Юля. – А жирафа, носорога, альпаку можно кормить прямо с руки, это безопасно. Специальный корм можно купить вот в этом киоске: хищникам – мясо, другим животным – соответственно их рациону. И кормите, пожалуйста. Наши специалисты следят, сколько корма куплено, и кормят зверей с учетом этого количества. Так что опасности переедания нет.

 

Забота проявляется в мелочах

Все вольеры оборудованы очень продуманно. Животных можно рассматривать, кормить, но, при этом, им не причиняют беспокойства и дискомфорта. А еще поразили таблички на каждом вольере. Там не было традиционных запретов «Кормить животных запрещается». На них – просьба от имени зверя кормить только «моим кормом, иначе я могу погибнуть». Почувствуйте разницу. И она – во всем. В оснащении вольеров и помещений, в поддержании температурного режима (зоопарк работает круглый год, даже зимой), а главное – в отношении к животным. Звери абсолютно контактные и незапуганные. Их коммуникабельность зависит только от природного темперамента. Белый арктический и красные азиатские волки, приехавшие из чешских зоопарков, держатся настороженно, но без страха. А пара серых сибирских волков вообще ведет себя как подростки-овчарки, отталкивают друг друга, пытаясь лизнуть ладонь.

Парнокопытные – альпаки, антилопа канна – приехали в Демидов из заповедника Аскания-Нова. И вообще, в «XII месяцев» нет животных, выловленных в дикой природе. И это здорово.

Пока мы гуляли по зоопарку, запели волки. Кстати, поют они иногда днем, иногда вечером. Обычно начинают черные, потом подхватывают остальные. Впечатляет.

Мишек мы не увидели, только пустые смежные вольеры. Оказывается, их еще с лета начали готовить к спячке: давали специальные каши, мясо, рыбу, чтобы звери набрали вес. Внутри помещения оборудовали подобие берлоги, куда бурые камчатские братья и улеглись спать до весны. Они, кстати, приехали из зоопарка в Брно.

А в большом вольере, предназначенном для белого медведя, пока живут бобры. И весьма неплохо себя чувствуют – судя по их довольным физиономиям.

И еще мы познакомились с лисицами, марами, кенгуру, росомахой, енотовидными собаками, верблюдом, лошадьми, жирафом Николаем Степановичем, белым носорогом, трубкозубом. Животных много, поэтому обо всех рассказать не сможем. Но вот о кошках и обезьянах, живущих сейчас в теплом светлом доме, – обязательно.

 

Час фиесты

Нам и повезло, и не повезло одновременно. Из-за сонной погоды все крупные кошки – белый лев и две белые львицы, бенгальский тигр Шер-Хан, черный ягуар, каракалы, пума, гепарды – позировать перед камерой не хотели. Они релаксировали в совершенно невероятных позах, которые умеют принимать только кошачьи. Но зато мы смогли рассмотреть этих удивительных животных в деталях, так как вольеры ограждены стеклянной перегородкой, и создается впечатление, что кошка – совсем рядом.

Зато приматы показали себя во всей красе. И плевать они хотели на непогоду. Обезьянки, завидев людей, показывали, какие они ловкие и сильные, облетая вольер и изредка прихватывая канаты, а потом позировали с очень умными лицами.

 

На прощание

Если честно, уходить не хотелось. Атмосфера любви и близости дикой природы притягивала и не отпускала. И чувствовалось подсознательное удовлетворение: вот что может сотворить любовь, если добавить к ней немного денег. Чтобы звери жили рядом с тобой на равных, их просто надо любить.

 

Более подробно о зоопарке – на сайте www.12.org.ua

 

 

Спроси у владельца

 

Мы пообщались с владельцем зоопарка «XII месяцев» Михаилом Пинчуком

 

- По-видимому, настоящий зоопарк начинался с приватной коллекции животных. Расскажите о своих «первенцах». Кто из них запомнился более других и чем?

- Как и у многих любителей животных, у нас все начиналось с собачек – они у меня всегда были, с детства, а когда я выбирал жилье за городом, ориентировался на безлюдную местность рядом с настоящим лесом, чтобы было где с ними гулять. В городских условиях невозможно содержать более одной крупной собаки, а у меня одновременно жили четыре здоровеннейших пса – мастифы, овчарка и маламут. Кстати, вы знаете, что совсем недавно восточноевропейскую овчарку по генетическим признакам отнесли к мастифам? Удивительно, что и говорить. Совсем другой темперамент, характер и привычки.

Наш домашний зоопарк появился как-то незаметно: сперва филины и ворон, потом прибыли носухи, енотовидные собаки, затем гиены, гепарды и волки. Мне казалось, что интереснее всего дальше было бы заниматься другими подвидами волков, орангутангами и слонами. Последнее исключает возможность домашнего содержания, хотя, скажем, в Таиланде, где мы близко познакомились со слонами, эти обычное дело. Так постепенно возник вопрос создания полноценного зоопарка. К слову, при всей любви к животным, когда жена услышала про орангутангов и слонов, честное слово, даже она малость растерялась.

– Ваша любовь к животным нашла реальное воплощение. Но еще до создания зоопарка Вы активно участвовали в движении по защите прав животных.

Действительно, когда-то мы вытаскивали пару животных из неприятной ситуации. Очень хорошо помню мишку из-под Малина, на котором тренировали собак охотники. Мы его выкупили и отвезли к Олегу Зубкову. Он находится не в «Сказке», а в «Тайгане». Медведей у Олега собралось там очень много, он целый медвежий парк хотел открывать. Надеюсь, у нашего мишки все хорошо. Только сейчас я понимаю, как трудно найти подходящее место такому «беспризорному» животному. Например, у нас в парке созданы условия именно для тех зверей в том количестве), которых мы хотели бы содержать у себя. Поэтому, если, скажем, заплутавшему дикому гусю нам нетрудно устроить домик на озере или аист со сломанным крылом вполне хорошо пожил с нашими пеликанами до выздоровления, то звери посерьезнее уже представляют проблему, когда появляются нежданно. Главное решение таких проблем в том, чтобы не создавать их изначально: не нужно брать домой серьезных диких животных, если вы не уверены, что обеспечите им комфорт до конца жизни. Ну а брать детеныша как игрушку и не видеть последствийэто совсем уже безобразие.

 

Будучи в зоопарке, мы видели, как Вы кормили маленького орангутанга. Есть ли у Вас любимчики среди животных зоопарка? 

Самыми близкими остаются те животные, с которыми вы провели больше всего времени и с которыми связаны добрые воспоминания. Это как в пословице, когда старый друг стоит нескольких новых. Я регулярно захожу к гепардам, а недавно, когда кот заболел и был на грани смерти, пришлось еще и осваивать элементарные навыки ветеринара. Пока он неподвижно лежал и скулил (в точности как собака, я уже точно знаю что гепардэто не кот, а собака), помощь нужна была больше психологическая. Он немного успокаивался, когда я усаживался с ним рядом. Затем, когда он стал поправляться, врачи показывали мне, как правильно колоть ему инсулин, ставить капельницу, брать кровь на сахар и много другоеи он не возражал. Только покачивался от слабости, опирался на стену и делал страдальческие глаза. На этапе выздоровления он начал шипеть на врачей и показывать им зубыи тут пришлось оставаться с ним самому и колоть, колоть, колоть. Когда все анализы показали норму, а курс инъекций не был еще закончен, я отказался от уколов. Кот дважды ясно показал мне, что ему это неприятно, смысла в дальнейших уколах он не видел, а  грань между прирученным диким зверем и человекомочень тонкая. Достаточно разрушить барьеры один раз, допустить агрессию по отношению к себе, и восстановить прежние отношения может не получиться. А поскольку у него диабет, и кровь на сахар придется брать каждый деньмы не можем допустить, чтобы он не разрешал к себе приблизиться и уколоть в ухо. Поэтому на днях я зашел к нему без капельниц и шприцев, посидел рядышком и, кажется, был прощенкак в старые времена дома кот улегся мне на руки, смотрел в глаза и мурчал, как маленький моторчик.

Другой вывод, который я сделал за время болезни кота: ветеринары заслуживают не менее высокого статуса, чем врачи людей. Ведь выдержки нужно иметь больше, процедуры с хищниками довольно опасны, а благодарности от поправившегося пациента услышать не придется. Вот я и хочу поблагодарить всех, кто поставил кота на ноги. Спасибо, Инна Васильковска, Завош Аббасзаде и все, кто к нам приезжал



Комментарии

Чтобы оставить комментарий, необходимо авторизироваться или зарегистрироваться!
© «Зоодруг» 2010-2017. Все права защищены.